Культура русского населения
окрестностей г. Сосновый Бор

Русские деревни на побережье - Устье, Систа-Палкино. Традиционная крестьянская культура в деревнях сохранялась до 30-х годов нашего века. К этому времени традиционный уклад стал меняться под влиянием городской культуры.

Долго оставался неизменным тип жилища. Для этого региона характерен западнорусский тип жилища: деревянный дом на две избы через сени, одноэтажные крытые дворы П-образной конструкции. Фронтоны, наличники окон украшались пропильной резьбой. Пример - дом Романова Т. П., Строгановых в Устье. Наличники окон также часто раскрашивались масляными красками. Дома стояли на низких подклетах, печи повернуты к боковым окнам. Планировка деревень - уличная. Дома отапливались русскими печами с плитами. Позднее, до войны и позже строились однорядные дома-дворы.

  

Русский костюм

Костюм русских крестьян этих мест не был однородным. Была одежда, сшитая по городской моде, и традиционная. Ее принято называть народной одеждой. Городской костюм постепенно вытеснял (с первой половины XIX века) народную или национальную одежду. И русский народный костюм, особенно женский, лучше сохранился среди финноязычного населения, в частности у ижор. Уже в XVIII веке, отправляясь в город, ижорские и финские женщины надевали русский костюм.

Самой старинной русской одеждой был сарафанный комплекс, состоящий из рубахи, сарафана, пояса, головного убора, украшений, обуви. Сформировался он в XVI-XVIII веках. Рубахи были из белого холста домашней выработки, украшенные на рукавах вышивкой, тканьем, вставками из кумача. Рукава были длинные, собранные у запястья. Ворот рубахи был круглый, с большим разрезом на груди. Старинные сарафаны были косоклинные, имели трапециевидный силуэт благодаря клиньям. Женщина в таком сарафане выглядела удивительно величественно - “выступает, словно пава”. Иногда на сарафане бывали ложные застежки-петли из красного шнура с медными пуговицами, вокруг которых, с двух сторон, шла продольная тканая лента, удлиняющая силуэт, и украшающая однотонный (синий) фон сарафана (фото). Украшением был и цветной пояс с кистями. Головным убором девушек была красивая лента. У женщин - шапочка-повойник, целиком закрывавшая волосы, чтобы не “опростоволоситься” перед посторонними. На повойник надевали платок.

Позднее праздничной одеждой были рубахи из хлопчатобумажной ткани с пышными рукавами. А сарафаны стали носить прямые из шелковой или тонкой шерстяной ткани ярких цветов. Кто победнее носили сарафаны из сатина. Сарафаны были присборены. Такой наряд одевался на праздники, а в будни сарафаны были из клетчатой льняной домотканой ткани (“пестряди”) и ситца. Но были еще и кофты с длинными рукавами, и пышные юбки в складку. На ногах высокие ботинки, туфли.

Мужская одежда состояла из рубахи-косоворотки - ситцевой, сатиновой или “пестряди”, и узких штанов. Рубаху носили навыпуск и подпоясывали красивым поясом. Наверх одевали пиджак. Головным убором была фуражка - картуз. На ногах - сапоги.

Долго сохранялась традиция праздничной культуры, даже после войны кое-что оставалось. Существовал цикл календарных обрядов, праздников. Начинались они с осени - “посиделки”, “беседы”, когда собирались парни и девушки, - пели, играли, плясали. Девушки в будни приходили с работой - вязали, вышивали, пряли, вязали сети. На посиделках составлялись брачные пары.

Главные обряды зимнего цикла были приурочены к Рождеству, Святочным дням, Новому году. Они включали семейные трапезы, колядование, хождение ряженых, гадания. Зимние праздники заканчивались Масленицей - очень любимым праздником крестьян. Весна - лето несли Пасхальные, Троицкие праздники, в которых сохранились древние магические обряды, связанные, к примеру, с березой. Престольные праздники деревень, когда отовсюду съезжались гости - и родные, и друзья. Обряды, коллективное пение, пляски, застолье.

Это все общественные праздники. Но были еще и личные, очень важные для каждого человека обряды-праздники: рождение ребенка, крестины, свадьба - многодневное действо, отличавшееся пышностью и сложностью, обряды над умершим человеком и связанные с ним поминальные обряды. Последние были почти одинаковы по всей России.

А, кроме того, существовала культура поведения, и бытового, и праздничного, фольклор, народное искусство, сопровождавшие всю крестьянскую жизнь. И этому крестьянские дети, молодежь училась в гуще жизни, по традиции, передаваемой из поколения в поколение. Некоторые обряды, праздники просуществовали до послевоенного времени - коллективное поминовение погибших на войне. Есть фотографии, где все мужчины деревни Устье поминают погибших в Великой Отечественной войне - 9 Мая.

К нашему времени эта культура почти исчезла.

   

Народная культура финнов

В окрестностях города живут ингерманландские финны или финны Ленинградской области. Появились они здесь, в основном, в XVII веке, когда шведы захватили Ижорскую землю почти на 100 лет (с 1617 по 1703). И назвали ее Ингерманландией. В результате войн второй половины XVI - начала XVII веков территория южного побережья Финского залива опустела. И на опустевшие земли стали переселяться финские крестьяне-лютеране. Лютеранскую веру финны приняли в XVI веке от шведов. Переселялись они из юго-восточной Финляндии, из приходов Эйрепя и Саво. В XVII веке около реки Коваши, на побережье Финского залива появились эвремейсет (auramoiset) - выходцы из Выборгской губернии, прихода Эйрепя, на севере Карелии. Они поселились на южном побережье Финского залива, на Карельском перешейке – в Лемболовском и Токсовском приходах. Савакот же расселились к югу и юго-востоку от них. Эти два финских племени обнаружил в 30 годы XIX века академик А.М. Шегрен.

Финские деревни в окрестностях города Сосновый Бор - Долгово, Ракопежи, Ручьи, Липово населяли финны-эвремейсы. Жили они также в деревнях Старое и Новое Калище вместе с ижорами. В конце XVIII века о финнах С-Петербургской губернии писал И.Г. Георги. Здесь же он писал и об ижорах. А они жили только в С-Петербургской губернии.

В XIX веке многие календарные праздники были общими для русских, ижор, финнов: Иванов день с кострами и другими обрядами (травы), “Бабий праздник” на Юрьев день. Также сообща ходили в православную часовню между Липово и Ручьями, построенную, по преданию, спасшимся во время бури рыбаком.

Православные иконы появились в домах финнов, по-видимому, в XX веке. Но была и своя церковь, отделявшая от православных. Но это не мешало дружбе соседей, совместной работе.

  

Финский костюм

В книге И.Г. Георги помещены гравюры С.М. Рота: - “Чухонский мужик”, “Чухонская крестьянская баба”, “Чухонка в уборном платье со спины”. Он же замечает про финнов, что: “Россияне называют их обыкновенно чухонцами или маймистами”.

Вот как описывает И.Г. Георги финский женский костюм: “Праздничный их сарафан бывает шелковым, подоле (подлиннее) будничных, с закраинами, выкладке подобному другого какого-нибудь цвету; вся передняя половина от колен до подолу распестрена узорчатым шитьем и низанными таким же образом змеиными головками, монетами и бисером. Пояс выложен жестяным набором и впереди закрепляется перевязью. На груди красиво также вышито платье и при том выложено змеиными головками и бисером. Шея покрыта великим множеством пронизок. Продетые сквозь большие серьги, многие, на пядень длиною, ленты висят по плечам и по широким, не собранным, коротким и цветною шерстью узорчато вышитым рубашечным рукавам. Голову покрывают, пристегнутою к шапочке фатою, которая простирается по спине, и пропущенная будучи под пояс, достает до самых пят, да под тою же фатою висит еще в ладонь шириною, корольками, и змеиными головками, унизанными и внизу бахромкою обшитый ремень, коим покрываются волосы”. (Корольки - янтарь, ужиные головки - раковины каури).

В некоторых изданиях костюм этот принимается за ижорский, но И.Г. Георги четко указывает, что это - чухонский (финский) костюм, хотя ошибочно считает, что финны живущие в “... Санкт-Петербургской губернии, где они Ижорцами или Инграми называются”. В то же время он описывает похожий, но несколько другой женский костюм ижор. Там другая рубаха, нет сарафана, а особая верхняя одежда. И похоже, что И.Г. Георги описал эвремейский костюм, потому что авторы XIX века, отмечали, что: “Одежда Савакот просто белая, между тем как Эврэмейсет, особенно женщины, носят одежду очень пеструю”.

Еще один исследователь видит различие между “еюремеизетами” и “савакстами” не только в языке, но и в женском наряде. У вторых он хоть и различен в разных местах, но, по его мнению, проще, приятнее и дешевле, чем у первых (эвремейсет), которые любят пестроту и узорочность, и потому их наряд обходится дороже. Их женские шапки (huntu) отличаются от савактских (lakki) величиной и видом.

Исследователи отмечали, что финны для поездок в город одевали русскую одежду - у женщин это сарафан, повойник и та же верхняя одежда типа “армяка” – тип полупальто; у мужчин была русская одежда, но “Армяки их более открыты на груди, чем у русских и почти у всех украшены по швам спины синими или красными стрелками, а на воротах рубашек имеют всегда по круглой медной пряжке”.  Позднее, к середине XIX века, национальная одежда, которую носили в своих деревнях, исчезла, сменившись на юбку и кофту. Обязательным был передник. Это было и в конце XIX века.

Уже в XVIII веке в культуру финнов стали просачиваться элементы культуры окружающего православного населения. Русский костюм (с сарафаном), элементы свадебной обрядности, так девушка, провожающая невесту называется “чиизка” (дружка).

Но еще в конце XVIII века исследователи описывали своеобразные обычаи при свадебном обряде. При сватании все (и женщины) курят табак, набивая трубки. Табак привозит сват. А сватанье называется “тчеппа” tupakulle, т.е. “быть с табаком”. “Nuuwwemiehet” - “табашники” назывались поезжане- мужчины на свадьбе, а женщины - “kaast” - провожатые. Как у русских, бывали накануне свадьбы бани. Но вот еще интересный обычай - в чулок (левый) и жениху и невесте, собирая их в кирху, кладут серебряную монету, а в пазухи привязывают 9 зерен хлебных из под жернова.